Блондинка любит кино, кухню и кататься (tuteyshaya) wrote,
Блондинка любит кино, кухню и кататься
tuteyshaya

О смерти и жизни


Придорожное кафе перед границей Беларуси и гаражный лук:)

Начну за упокой, а закончу во здравие. В коротких поездках, если есть какая-то цель, то она подгребает под себя всё. Но, в процессе пути появляются неожиданности, которые задают тональность.

В прошлые выходные я ездила в Минск ездить. И так получилось, что тема смерти, а точнее, прошлой жизни, задалась с самого начала. Ехала я на машине, попросилась в попутчики к хорошему человеку. Он любит Акунина, всего прослушал - про Фандорина книги закончились и он купил аудиокнигу "Кладбищенские истории", это о кладбищах, точнее, их знаменитых жильцах. Меня захватила в плен идея о том, что город прошлых жизней продолжает жить, только мы этого не замечаем. И чем старше город, его стены, тем больше этой энергетики прошлого. Через день эта идея нашла применение в Минске.


Раскорячилась за ЖД-переездом в Ратомке.

В Минске меня ждала мама, она быстро освоила машину и гоняла на ней на рынок и на дачу.
Пока папа принимал зачёт, мы решили немного покататься, тем более, город к обеду опустел. Я бодро развернулась, выехала из двора и поняла, что дальше не могу - они же все вокруг ездят!

Вождение - не плаванье, тут важна психологическая подготовка. Я не разучилась парковаться, смотреть в зеркала или переключать передачи, но категорически отвыкла от того, что кругом машины ездят, пешеходы ходят, а велосипедисты/мотоциклисты шныряют. Несмотря на полупустой город, острых впечатлений хватило. Я глохла от ужаса, тормозила и делала массу несуразных вещей, например, не могла оставить в покое педаль сцепления. Но, создав пару неудобных ситуаций на Логойском тракте, Кнорина и Волгоградской, через часок успокоилась. Мама села за руль и мы поехали на дачу. А вот на подъезде к Ратомке снова поменялись - теперь я уже меньше шарахалась встречных машин. И мама выдохнула. Призналась, что "инструктором" быть очень волнительно.

На даче нас ждал великолепный голубоглазый блондин Феликс, которого маме оставили соседи на время отпуска.


Припарковавшись на Волгоградской, запечатлела свой первый самостоятельный выезд:)))

Вечером был второй раунд - папа закончил принимать зачет и готов был со мной кататься в темноте. И тут состоялся мой первый одиночный выезд на француженке, смешно сказать - проехала целиком одна всю свою родную улицу Волгоградскую (училась на курсах вождения я в Москве, поэтому такой вот опыт:)).

Дальше уже под папиным руководством дело пошло веселее. На следующий день я уже одна доехала до улицы Некрасова, захватила папу и мы поехали на Восточное кладбище, где похоронен мой дедушка.
Восточное кладбище, наверное, наш аналог Ваганьковскому. И стесняться тут нечего, сравнивать можно смело.


Поскольку Минск город молодой, в том смысле, что отстраивался после войны заново, по кладбищу можно изучать географию города. В центре Пётр Машеров, через дорогу - Иван Мележ, люди и улицы. Беды, Сурганова... Времени прошло так немного, что внук может жить на улице имени собственного деда. Интересно, каково это?
Снова вспомнила Акунина, его книгу.


За Машеровым памятник Притыцкому, через аллею от него, метров 150 - памятник Піліпу Пестраку. Эти люди - часть моей семейной истории.
Ещё через 300 метров похоронен мой дед.
Притыцкий Сергей Осипович, Піліп Пестрак (поэт) и мой дед, Александр Андрушевич - коммунисты-подпольщики Западной Беларуси, были политическими заключёнными в одной камере, соратниками по борьбе, по восстанию. Дед был самый младший из них. Он стал коммунистом в 16... И до 80-ти лет искренне верил в то, что строил. Сейчас я таких людей не встречала.
Пути их были разные, но начинали они вместе, и упокоились рядом...


На Восточном кладбище в Минске много и таких могил. Некоторые из них, видно, давно не посещались. В Минске раньше была очень большая еврейская община, еврейский город, правда. Но в 90-х очень многие уехали, а могилы остались... Я помню, из моего дома, кооперативного, уехали 5 семей, из двухподъездной пятиэтажки.
Кто-то из людей зрелых сказал: Минск утратил колорит, когда из города уехали евреи...


Памятник первой в Беларуси женщине-трактористке.


Припарковалась за таким вот раритетом. Машину подготовили к перекраске, да так и оставили. Жалко.


А к вечеру - я уже поехала на дачу сама. И доехала, что немаловажно:)))
Все так начинают - прорвёмся.

Tags: люди, минск и область, семья, я
Subscribe
promo tuteyshaya september 2, 2013 11:00 99
Buy for 10 tokens
«Хотел сказать орлы, да вы же дятлы и сороки!» - вошел в зал полковник Андрей Шубадеров. От возмущения я уколола себя иголкой. Потому что в этот момент сражалась с нашивкой, обозначающей группу крови. О названиях команд нас не спрашивали. Разделили на две и назвали «Стальные дятлы» и «Боевые…
  • Post a new comment

    Error

    Anonymous comments are disabled in this journal

    default userpic

    Your reply will be screened

    Your IP address will be recorded 

  • 13 comments